Вести Экономика ― Большие проблемы для больших инвесторов

Add to Flipboard Magazine.

08.02.2018 15:40

Мoсквa, 8 фeврaля — «Вeсти.Экoнoмикa». Зa пoслeдниe дeвять лeт сфoрмирoвaлoсь цeлoe пoкoлeниe aмeрикaнскиx инвeстoрoв, кoтoрыe видeли тoлькo рoст индeксoв. Кaк oни прoявят сeбя в услoвияx сильнoй вoлaтильнoсти? Рaссуждaeт Oлeг Бoгдaнoв — глaвный aнaлитик ГК «Тeлeтрeйд Групп».

Oлeг Бoгдaнoв — глaвный aнaлитик ГК «Тeлeтрeйд Групп»

Пoслeдний прoвaл американских индексов, когда в понедельник Доу Джонс в моменте потерял почти 1700 пунктов (максимум в пунктах за всю историю индекса), многие эксперты назвали случайностью, сбоем алгоритмических систем, ошибкой fat finger (трейдер нажал не на ту кнопку), обычной коррекцией после затяжного ралли на рынке акций в США. Естественно, они призывали инвесторов не паниковать, говорили, что фундаментальные показатели американской экономики замечательны, а отчетности корпораций очень хорошие, и это залог устойчивости и стабильности рынка акций в США, а любую коррекцию нужно использовать для входа в рынок. У значительного числа экспертов работает старая мантра: рынок в США растет всегда. Действительно, если смотреть на индекс SP500 с самой низкой точки, с 1 января 1878 г., с 3.25 пунктов, то, бесспорно, тренд только вверх и даже длительные провалы со временем выкупаются, а на дистанции 150 лет они выглядят незначительными колебаниями или боковыми движениями, индекс вырос с 3 пунктов до 2800.

Однако люди так долго не живут, инвестиционная жизнь у многих длится максимум лет 10, у профессионалов — до 30-40 лет, отдельные личности имеют инвест практику и 50 лет, и только один человек в мире — Уоррен Баффетт — живет в инвестбизнесе уже почти 80 лет. Баффетту повезло: он купил свои первые акции в 1941 г., тогда индекс S&P500 бы в районе 150 пунктов, за пять последущих лет он вырос до 250 пунктов, к 1948 году индекс вернулся на 150, а следующие 18 лет он только рос и достиг 720 пунктов. Понятно, что «супербычий» рынок сформировал у Баффетта стойкую «бычью» психологию. Очевидно, что психотип инвестора формируется в зависимости от того, в какой период он начинает свои инвестиции. Если вы, как Баффетт, купили и все выросло в разы, то вы «бык» до конца дней своих. В другом случае вы вкладываете деньги, рынок рушится, вы все теряете, и если хватит мужества еще раз заняться инвестициями, то первое, что вы сделаете, — нажмете кнопку sell, так формируются «медведи». Например, я знаю, что после кризиса 98-го года, некоторые игроки долго не могли ничего покупать, психологически трудно было находиться в длинных позициях. И даже когда было очевидно, что акции вырастут, они предпочитали не покупать «голубые фишки», фьючерсы на индексы, или колл-опционы: они продавали пут-опционы, им так было спокойней.

Так вот, последний «бычий» рынок в США, который начался где-то с февраля 2009 г., тогда во время ипотечного кризиса индекс S&P500 опустился до 850 пунктов, продолжается уже 9 лет. За это время сформировалось целое поколение инвесторов, инвестиционных менеджеров, которые в своей инвестиционной жизни видели только «бычий» рынок, сформировалась, не побоюсь этого слова, целая индустрия по упаковке для инвесторов различного вида длинных позиций. Причем уникальность этого периода заключается в том, что сами банки, которые после 2008 г. находятся под жестким колпаком регуляторов, на себя эти риски не берут, они работают для клиентов и ради них, значит, все риски перекладывают на них.

Последние события с нотами ETN банков Credit Suisse и Nomura (ноты рассчитаны на снижение волатильности, ставка на инверсию VIX) показали, что максимум, на что способны менеджеры этих институтов при существенных потерях инвесторов, это сказать: «Извините».

Клиенты банков буквально за два дня потеряли в этих нотах 90% своих денег, в банке Nomura (объем $300 млн) рассчитали инвесторов с 96%-м дисконтом, а в Credit Suisse (объем $2 млрд) дисконт составил 95%. Понятно, что потери пока несут крупные инвесторы, люди из сегмента Private Banking и Wealth Management. Уровень убытков пока незначителен. Но если рынок акций в США расти не будет и волатильность периодически начнет подскакивать, как это было в понедельник, VIX вырос на 115%, то проблемы начнутся уже у фондов, которые таргетируют волатильность.

В Barclays оценили возможную величину проблемы в $250 млрд, на эту сумму фондам нужно продать акций, чтобы захеджировать риск роста волатильности. А сколько других фондов со стратегией long only? Подсчитать невозможно. Вероятно, цена вопроса не один триллион долларов. С учетом того, что уровень клиентского кэша на балансах фондов и банков сейчас на историческом минимуме, дальнейшие провалы на рынке акций в США вполне вероятны.

В текущих условиях крупным клиентам банков ничего другого не остается, как ждать от своих молодых персональных финансовых менеджеров очередных «писем счастья» с извинениями: «Простите, ну не смогла я».