Падение продаж водки в России оказалось лишь статистической игрой


фoтo: Aлeксeй Мeринoв

Пo дaнным НСЗПП, в 2017 гoду вoдки в Рoссии былo прoдaнo 67,5 млн дeкaлитрoв, чтo нa 16,6% мeньшe, чeм гoдoм рaнee. Рoзничнaя тoргoвля ликeрoвoдoчными нaпиткaми крeпoстью дo 25 грaдусoв упaлa нa 43% (дo 2,551 млн дaл), а изделий крепостью более 25 градусов — на 26% (до 5,3 млн дал). Наблюдалось также падение продаж коньяка, шампанского и виноградных вин. В то же время сбыт плодовых вин вырос на целых 72% — до 10 млн дал.

В НСЗПП утверждают, что причиной изменения объемов продаж спиртного служит снижение платежеспособности потребителей, которые в результате падения доходов вынуждены были переориентироваться на недорогие вина.

Эта версия не лишена смысла. Реальные доходы россиян снижаются четвертый год подряд. Только в 2017 году они сократились на 1,5%, а с 2014 года — на 10%. По словам первого зампреда Комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаила Емельянова, у людей становится меньше денег, поэтому население покупает некачественный алкоголь, который продается нелегально и не учитывается в статистике. «Население переходит на дешевую бормотуху — те самые плодовые вина. В этом весь секрет сокращения продаж водки», — уверен депутат.

Кроме того, отечественные регуляторы пока не полностью контролируют объемы продаж спиртным через Интернет. По подсчетам компании Group-IB, специализирующейся на кибербезопасности, в 2017 году виртуальные магазины заработали на нелегальной торговле алкоголем 1,7 млрд рублей. В целом доля контрафактного горячительного на рынке нашей страны доходит до 30%. Особенно это характерно для крепких напитков — контрабандной и поддельной водки, коньяка и виски.

Ряд экспертов полагают, что в обнародованных подсчетах содержится и методологическая ошибка, опрометчиво свидетельствующая о падении спроса на крепкий алкоголь. По словам главы Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя Вадима Дробиза, данные НСЗПП не учитывают одно серьезное обстоятельство. До 2017 года статистическим раскладом продаж спиртных напитков занимался Росстат, который не обладал данными по реализации в каждой торговой точке. Фактически это был приблизительный учет, сделанный на основе выборочных магазинов, далее перемноженный на количество розничных точек.

Посредством автоматизированной системы ЕГАИС, которая учитывает каждую официально проданную бутылку, учет начал осуществляться в 2017 году. Однако в первой половине прошлого года в окончательную статистику попадала только городская розница, а торговля алкоголем в селах — в разряд неучтенного оборота. По оценке Дробиза, таким образом, за пределами ЕГАИС оставалось минимум 15% товарооборота.

Рост продажи водки подтверждают и в Росалкогольрегулировании. По оценке ведомства, розничная торговля «беленькой» в 2017 году увеличилась на 2,5% — до 72,2 млн декалитров. В целом в нашей стране в прошлом году было произведено почти 80 млн дал водки, что на 9% больше 2016 года. По словам Дробиза, заводы не работали «на склад», а продавали алкоголь в соответствии с ростом производства. Учитывая, что сбор акцизов крепкого алкоголя вырос на 12%, а ставка — на 5%, можно говорить о чистом приросте в 7%. «Сравнивать 2017-й с 2016 годом некорректно. О динамике можно будет говорить, когда выйдет полноценная статистика за II половину 2018 года», — отмечает эксперт.

Судя по всему, эта статистика подтвердит, что любовь россиян к горячительному, даже несмотря на рост цен, не снижается. Более того, новые данные способны продемонстрировать серьезное увеличение продаж крепкого спиртного. В начале января президент Владимир Путин, отвечая на вопрос о возможности ослабления ограничений по рекламе алкоголя в рамках чемпионата мира по футболу в России в 2018 году, не исключил, что такое решение может быть принято. «Реклама пива и российских вин разрешена. Что осталось? Водка? Коньяк? Хорошо, давайте подумаем», — отметил глава государства.

Лучшее в «МК» — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram