Падалка покинул отряд: что стоит за скандальным увольнением прославленных космонавтов

aefb07889d734d6ff6221371977edf43


фoтo: ru.wikipedia.org

Зaслуги Гeннaдия Пaдaлки признaны нa сaмoм высшeм урoвнe.

Пeрвoй мoeй рeaкциeй нa инфoрмaцию o мaссoвoм исxoдe кoсмoнaвтoв был шoк, удивлeниe: «Чтo жe вы мoлчaли и нe пoднимaли прoблeму рaньшe?! Вeдь тeпeрь oнa кaтaстрoфичнa!». Нo тaк oни скрoeны, эти вoeнныe лeтчики и скрoмныe кoсмичeскиe инжeнeры: мужчины нe жaлуются, мужчины нaxoдят выxoд сaми. Я бы с этим пoспoрилa, пoтoму чтo, извинитe, гoтoвили вaс к выпoлнeнию кoсмичeскиx миссий зa дeньги нaлoгoплaтeльщикoв, a пoтoму общество имеет право знать, как использует государство накопленный вами потенциал, ваш опыт, энтузиазм, с которым вы порой по 15 лет ждали первого старта! А получается, что, обучив и дав слетать каждому по одному, максимум два раза, вас больше не удерживают в профессии — идите куда глаза глядят.

«Да вы посмотрите, куда они уходят, — ведь все же метят в депутаты!» — говорят злые языки. Трое космонавтов из ушедших больше года назад действительно сейчас являются депутатами Госдумы РФ. Стараются быть нужными там… Хотя бьюсь об заклад: если бы они были нужны ЦПК, их бы смогли остановить, заинтересовать. Каждый был бы счастлив остаться в профессии — летать, учить молодежь, передавать опыт. Но, увы, этого не случилось.

«То, что в ЦПК последние года три-четыре, если не больше, царит нездоровая обстановка, известно всем в отрасли, — говорит один из маститых космонавтов Павел Виноградов. — К сожалению, всех трясет, колотит. Конфликт назревал медленно после слияния трех отрядов космонавтов — из ЦПК им. Гагарина, РКК «Энергия» и Института медико-биологических проблем РАН — в один, базирующийся именно в Центре подготовки, в Звездном городке. Роскосмосом тогда руководил Анатолий Перминов. Всех космонавтов с инженерной и медико-биологической специализацией в приказном порядке перевели в ЦПК. В итоге мы потеряли специализированный отряд инженеров-космонавтов из «Энергии», космонавтов-врачей из ИМБП РАН. Умные люди еще пять лет назад говорили, что это приведет к разрушению всей системы, что мы сейчас и видим. Вместо того чтобы реализовываться как профессионалам (пример — прославленный космонавт-врач Валерий Поляков), талантливые инженеры и врачи вынуждены теперь до пенсии сидеть за партой. Ведь что такое объединенный отряд космонавтов в ЦПК? Это вечная учеба в ожидании, что в один прекрасный день тебя наконец-то «вызовут к доске» — поставят в экипаж, хотя бы дублером, что будет означать, что через следующие полгода ты будешь в космосе. Ну и что прикажете делать при такой системе величинам типа Волкова или Падалки?»


фото: ru.wikipedia.org
Геннадию Падалке уже не удастся обновить рекорд.

Похоже, в Центре подготовки космонавтов нет штатного психолога, с которым надо было хотя бы на бегу посоветоваться руководству, прежде чем предлагать Сергею Волкову стать пресс-секретарем центра. Нет, все работы хороши… Но чтобы молодому, полному сил полковнику после выполнения сложнейших операций на орбите, где он только вошел во вкус после трех полетов, — и стать канцелярским служащим?! Говорят, он из-за этого и ушел. К сожалению, сам он комментировать причину отказался. Куда ушел? Пока в никуда. Сергей ищет работу.

У Геннадия Падалки полетов было больше — пять. Это тот человек, который 12 сентября 2015 года установил новый мировой рекорд по суммарному пребыванию в космическом океане — 878 суток! И, по его словам, нацелился уже на 1000, потому что это важно для науки, для накопления данных о человеческих возможностях и ресурсах. Увы, похоже, теперь нового рекорда нашей стране ждать придется долго. Герой России, кавалер трех степеней ордена «За заслуги перед Отечеством», космонавт Падалка, которому до нового круглого результата было рукой подать — всего-то и оставалось добавить к своим прежним налетам 122 дня, — уже никогда не реализует своей мечты. А ведь это было бы важно не только для него лично — это было бы важно для престижа страны, для привлечения в отечественную космонавтику мальчишек с горящими глазами.  


Андрей Борисенко, Александр Самокутяев и Сергей Волков. Шуточное фото с орбиты в образе байкеров — космонавты оседлали электрохимические генераторы кислорода. Двое из них уже никогда не полетят в космос. Фото предоставлено Геннадием Любимовым.

В ЦПК же в ответ на упрек большинства профессионалов в слишком небрежном обращении с героем недвусмысленно намекают, что 58-летний Падалка свое отлетал, надо уступать дорогу молодым. Да среди нынешних молодых надо еще поискать людей с такими физическими данными, как у Геннадия Ивановича! За все годы служения космосу — ни одного противопоказания к полету: «Летчик, инженер, умница. Слетал бы еще не один раз и вывез бы с собой молодых, научил, — говорят коллеги в отряде. — Ладно, если летать не даете, обеспечьте интересной работой на земле». По словам космонавтов, Падалка не из капризных героев — не из тех, кому вынь да положь все, что захочет. Было бы достойное дело в ЦПК, он бы точно остался. Увы, уважение к мастерству и преемственность поколений не очень-то волнуют космическое руководство.

А между тем уход профессионалов из отрасли может, по мнению многих, привести в один прекрасный момент к большим неприятностям. «Во время каждого нынешнего пуска мы уже трясемся, потому что не знаем, чего ожидать от той молодежи, что пришла, — говорят люди с опытом полетов. — С горем пополам, с помощью Земли (команд из ЦУПа. — Н.В.) ведем их, безопасность не уронили. Хотя объективно профессионализм падает от экипажа к экипажу». Есть в космосе нюансы, которым не научишь по учебникам, тут как в хирургии — надо видеть движения рук мастера, научиться в сложных ситуациях мыслить как он, прогнозировать состояние технических систем. Получается, что сегодня тех, кому ветераны могли бы доверить самостоятельный полет в космос, остались единицы. Бывалые рассуждают так: «Сейчас летает Федор Юрчихин, за ним летом стартует Сергей Рязанский, после — Мисуркин (Александр Мисуркин. — Н.В.). А вот все остальные… нельзя их отпускать по одному».


фото: ru.wikipedia.org

Свои мысли о явной опасности пренебрежения опытными космонавтами, которые, даже отлетав свое, очень пригодились бы в Центре подготовки как незаменимые наставники молодых, члены отряда доносили самому высшему руководству отрасли, сначала генералам: Перминову, ныне покойному Владимиру Поповкину, Олегу Остапенко. Правда, источник, близкий к руководству госкорпорации и знающий ситуацию, сообщил, что никаких официальных обращений и писем от космонавтов по поводу ситуации в ЦПК не поступало. Изменений как не было, так и нет, разве что в худшую сторону. Сейчас вот на всех свалилась необходимость сокращения российского экипажа МКС в связи с нехваткой средств на их отправку и содержание на орбите — в общем, старая песня про «денег нет, но вы держитесь». Нет денег — нет полетов, точнее, очень мало, а значит, те, кто во что бы то ни стало хочет хоть разок слетать в космос, должны пробивать себе дорогу всеми возможными средствами. Идти по головам своих товарищей. «Если раньше в экипажи отбирали самых достойных летчиков, инженеров, то теперь два-три человека в окружении главы ЦПК назначают на полет тех, кто им нравится, кто к ним лоялен. А кто нелоялен, как, например, Падалка, того задвигают», — говорит другой мой собеседник в Звездном городке. «Очень жаль, когда грамотный, опытный и такой мотивированный человек, с прекрасной летной карьерой уходит из отряда. У меня это вызывает чувство сожаления» — так ответил корреспонденту РИА «Новости» о судьбе Падалки исполнительный директор по пилотируемым программам Роскосмоса, бывший рекордсмен мира по суммарной продолжительности космических полетов Сергей Крикалев.  

P.S. В госкорпорации Роскосмос и Центре подготовки космонавтов комментарий получить не удалось.