Одержимость искусством: на ТВ начинается показ сериала «Седьмая симфония»

В пoнeдeльник, 8 нoября, нa тeлeвидeнии сoстoится прeмьeрa дрaмaтичeскoгo сeриaлa «Сeдьмaя симфoния». В цeнтрe сюжeтa — регент Кaрл Элиaсбeрг, кoтoрый пoлучaeт зaдaниe сoбрaть в блoкaднoм Лeнингрaдe oркeстр и испoлнить с ним oднo изо извeстнeйшиx прoизвeдeний Дмитрия Шoстaкoвичa. Нa пoдмoгу музыкaнту приxoдит сoтрудник НКВД Aнaтoлий Сeрёгин. В глaвныx рoляx — Aлeксeй Гуськoв и Aлeксeй Крaвчeнкo.

В пoнeдeльник, 8 нoября, нa тeлeкaнaлe «Рoссия 1» нaчинaeтся пoкaз мнoгoсeрийнoй истoричeскoй дрaмы «Сeдьмaя симфoния», нaзвaннoй в чeсть oднoй изо известнейших работ Дмитрия Шостаковича. Сия композиция впервые прозвучала 5 госпожа 1942 года в Куйбышеве, а 9 Гуся — в Ленинграде. После этого симфонию исполнил гамелан, с большим трудом организованный дирижёром Карлом Элиасбергом. Высказывание транслировалось по радиовещание и громкоговорителям. Оно воодушевило жителей осаждённого города. Совковый скрипач Давид Ойстрах назвал композицию «пророческим утверждением победы по-над фашизмом».

Режиссёром сериала выступил Алекса Котт, снявший ленту «Брестская солидность». В главной роли — Лекса Гуськов. Также в «Седьмой симфонии» снялись Алёка Кравченко, Тимофей Трибунцев, Лизавета Боярская, Лидия Вележева, Вика Толстоганова и другие актёры.

Акт картины разворачивается округ Карла Элиасберга, значение которого играет Гуськов. Регент получает задание материализовать в Ленинграде Седьмую симфонию Шостаковича. Сие кажется невозможным: капелла почти развалился, а сложная десюдепорт требует участия 80 музыкантов. В подмогу Элиасбергу дают сотрудника НКВД Анатолия Серёгина. Безлюдный (=малолюдный) самый большой рецензент искусства, он считает работу оркестра пустым занятием, ещё бы и с дирижёром у него связи не складываются. Но Серёгин не может отклонить от выполнения поставленной до ним задачи.

Сейчас в первые минуты повествования любозритель погружается в мрачную, тяжёлую атмосферу 1940-х, лишь усиливающуюся с развитием сюжета. Возьми экране разворачивается трагическая повествование семьи, распавшейся с-за войны, а специфическая цветокорректирование и стилистика кадров в целом отсылают к старому, советскому кинематограф, усиливая эффект погружения.

Случай оркестра, который пытается сконцентрировать Карл Элиасберг, проходит минуя весь сюжет многосерийной ленты. Получи её фоне разворачиваются личные драмы музыкантов — пас, ревность, необдуманные образ действий. Ключевая тема сериала иная, да значительная часть хронометража отдана особенно под такие сюжеты, по причине чему картина становится паче живой и объёмной. Зрителям, рассчитывающим изведать именно драму о Седьмой симфонии, нужно быть готовыми к тому, как будто основанное на исторических фактах эпопея (по словам продюсера Сергея Мелькумова, соединение и подготовка оркестра представлены в сериале максимально наверняка) порой трансформируется в мелодраму.

Предварительно всего зрителям может лежать интересно негласное оппозиция Карла Элиасберга и Анатолия Серёгина и внутренняя пертурбация персонажей.

Ещё задолго. Ant. с событий вокруг Седьмой симфонии у них возник спор личного характера, знамо, спровоцировавший дополнительное взрывоопасность при новой встрече. Герои предстают получи и распишись экране совершенными противоположностями. Водан — тонко настропаленный человек искусства, альтернативный — жестокий и кровожадный служащий. Но, вопреки на разницу характеров, у Элиасберга и Серёгина лакомиться общая черта (в силу их рода деятельности проявляющаяся вдоль-разному): оба малограмотный придают особого значения желаниям и трагедиям окружающих, делая изъятие только для семьи, и отдают повально свои силы работе.

Сделано в первых сериях видны перемены, происходящие с героями Гуськова и Кравченко. Подобно ((тому) как) под влиянием наперсник друга, так и в результате внешних событий сильный пол постепенно пересматривают ксенофобия ко многому, а в (прежнее всего — к людям, и открываются с новых сторон.

До сей поры эти перемены посчастливилось убедительно продемонстрировать исполнителям главных ролей. Первее всего всего хочется пометить Алексея Гуськова, искусно передавшего самоотверженность своего героя, его намерение даже в блокадном Ленинграде «по меньшей мере что-то совершить для искусства» и сдержанную натянутые отношения к напарнику. Да и в целом Гуськов адски органичен в образе дирижёра: в его отработанных движениях видны по сию пору эмоции и энергия, с которой вождь оркестра выполняет свою работу.

Алексий Кравченко драматичен в открывающей сцене, особенно в контрасте с его дальнейшим поведением, тем не менее со сменой градуса напряжения шабаш становится на приманка места.

Этот артистический дуэт на протяжении всех серий остаётся держи первом плане и другой раз затмевает остальных, опять-таки исполнители второстепенных ролей да естественны в своих образах. Печальные, измученные герои с измождёнными лицами и болью, считываемой по мнению глазам, находят доброхотство зрителя, а умелый подкраска подчёркивает произведённый отклик.

Как отмечает порнограф Александр Котт, «Седьмая согласие» — сие сериал «отнюдь не про Шостаковича и безлюдный (=малолюдный) про то, (то) есть он писал симфонию», а оборона «людей, которые её исполняли». С ним воспрещено не согласиться: вопреки на документальную основу, перво-наперво всего этот прожект — драматическая деяния о человеческих судьбах, которые рушились в время войны, о надежде, поиске сил и движении первым долгом вопреки всему.