Кому закон о возвратах может выйти боком?


фoтo: Дмитрий Кaтoржнoв

В Сoвeт Гoсдумы oбрaтились прeдстaвитeли aгрaрнoгo Кoмитeтa с трeбoвaниeм вынeсти зaкoнoпрoeкт нa рaссмoтрeниe в пeрвoм чтeнии вo втoрник 24 июля. Имeннo чeрeз нeгo, a нe чeрeз профильный Комитет по экономической политике проводятся поправки в Закон о торговле.

Сомнительные перспективы на фоне повышения пенсионного возраста и НДС ожидают потребителей, если законодательная инициатива тотального запрета на возврат нереализованной продукции поставщикам будет принята. Речь о том, что в условиях отсутствия возможности для маневра ритейлерам, скорее всего, не останется ничего другого, кроме как пойти путем наименьшего сопротивления, а значит, закончиться это может сокращением ассортимента и повышением цен.

Пищевые продукты, нереализованные по истечению определенного срока, возвращаются поставщику, а он уже дальше распоряжается излишками: пускает в переработку или отправляет на утилизацию. Ситуация существенно изменится, если в силу вступят нормы, предлагаемые законодателями. Согласно требованиям ряда депутатов, издержки, связанные с переработкой или утилизацией оставшейся продукции, должны нести только торговые сети. На первый взгляд инициатива удачная и эффективная – нагрузка будет перераспределена на более крупных игроков рынка, а малый бизнес получит глоток свободы. Однако при изучении вопроса становится очевидно, что потенциальные риски этого закона гораздо выше гипотетической пользы.

Во-первых, у торговых сетей в силу объективных причин пропадет заинтересованность расширять ассортимент в соответствии с предпочтениями потребителей. Чем больше наименований одних и тех же товаров представлено на полке, тем выше риски ритейлера остаться у разбитого корыта, то есть с тоннами нереализованных продуктов и миллионными убытками. Чтобы этого избежать, торговая сеть будет вынуждена ограничить количество поставщиков, с которыми продолжит сотрудничество. А это значит два-три крупных производителя, устанавливающих цены на свое усмотрение, и отсутствие выбора у покупателей.

Во-вторых, если раньше переработкой нереализованных продуктов занимались организации, имеющие специальную лицензию, то теперь с этим будут вынуждены разбираться сами торговые сети. Нераспроданная продукция имеет шансы отправиться в переработку «на коленке», а после оказаться в кулинарии. Такие недобросовестные схемы, возможность которых отрицать нельзя, могут привести к вспышкам массовых отравлений.

Неудивительно, что такой спорный законопроект так и не получил отзыва Правительства. Точнее, распоряжение о подготовке отрицательного отзыва было еще в марте, но официального документа в Госдуме так и не появилось. Ключевые ведомства и эксперты, в свою очередь, предложили законодателям существенно доработать законопроект, прежде чем выносить его на рассмотрение Палаты. Однако вопреки здравому смыслу и установленному регламенту, законопроект спешат продвинуть в первом чтении под занавес весенней сессии, не дожидаясь официальной реакции Правительства.

Очевидно, что принятие подобных законопроектов, оказывающих непосредственное влияние на уровень жизни граждан, требует всестороннего анализа и глубокой законодательной экспертизы, а передача решений на откуп непрофильному аграрному комитету Госдумы и спешка при их принятии – это далеко не лучшее решение. По мнению заместителя директора Центра политического анализа Вячеслава Данилова, некоторым законодателям следует внимательней относиться к регламенту и процедурам при подготовке таких законопроектов: «Когда речь идет о законопроектах с высоким социальным измерением, подобное пренебрежение правилами и нормами – это просто неуважение по отношению к своим избирателям».