Европа боится угадать: ЕС выбирает между российским и американским газом

Зaтишьe нa мирoвoм гaзoвoм рынкe, кoтoрoe нaблюдaлoсь дo пoслeднeгo врeмeни, рaзрушилoсь пoслe oбъявлeния Мoсквe oчeрeднoгo пaкeтa сaнкций сo стoрoны СШA. Иx суть зaключaeтся в зaпрeтe мeждунaрoдным инвeстoрaм вклaдывaть в нeфтeгaзoвыe прoeкты нашей страны более $5 млн в год. Также Вашингтон заявил, что трубопровод «Северный поток-2», который к 2019 году свяжет Россию и Европу новым маршрутом, нанесет урон энергобалансу ЕС и окончательно поставит страны Старого Света в зависимость от российского «голубого топлива».

Европа в такие угрозы верит неохотно. Тому есть убедительные причины. Россия до сих пор строила новые газопроводы в ЕС стабильно и уверенно, тогда как реализация альтернативных проектов наших конкурентов из Ближнего Востока и Средней Азии, которые разрабатываются не одно десятилетие, остается только на бумаге.

Более того, международное рейтинговое агентство Standard & Poors полагает, что из-за проблем со строительством новых газопроводов, в том числе — после принятых санкций — из нашей страны, европейские потребители столкнутся с ростом цен на газ и даже с перебоями в его поставках. «Новые санкции, введенные США в отношении России, могут усилить неопределенность на газовом рынке Европы», — говорится в отчете S&P.

Как полагает глава аналитического департамента УК «БК-Сбережения» Сергей Суверов, Брюссель оказался меж двух огней. «Европейские страны кровно заинтересованы в российском топливе. В Германии одобрен план расширения внутренней газотранспортной системы, мощности которой предполагается наполнять из объемов «Северного потока-2». Между тем товарооборот Европы и США в несколько раз превышает товарооборот Старого Света с Россией. Поэтому Брюсселю необходим компромисс, позволяющий сохранить и даже укрепить отношения с обеими сторонами», — полагает эксперт.

В связи с этим Европа пытается балансировать и чуть ли не каждый день выносит противоречивые решения, которые могут расцениваться в качестве шагов к сближению как с Москвой, так и с Вашингтоном. С одной стороны, европейский суд снял ограничения по доступу «Газпрома» к газопроводу Opal, ответвлению от существующего маршрута «Северный поток». Россия поспешила этим воспользоваться и в начале августа существенно нарастила экспортные поставки по этой ветке, снизив закачку газа в украинские магистрали.

С другой стороны, Еврокомиссия отложила на октябрь консультации с Минэнерго РФ о возможности продолжения долгосрочного транзита «голубого топлива» через Украину. Переговоры должны были пройти в августе, и на них Москва рассчитывала убедить Брюссель в ненадежности устаревших украинских труб. Возможно, из-за этой отсрочки Киев и решил увеличить на $5 млрд исковые требования к «Газпрому» в Стокгольмском арбитраже по делу о транзите российского топлива по Украине.

По словам аналитика «Открытие Брокер» Тимура Нигматуллина, Европа, оказавшаяся сейчас в затруднительном положении, вряд ли согласится значительно снизить импорт «голубого топлива» из нашей страны. «Расширение поставок сжиженного газа из США требует значительных инвестиций, которые по объему превышают финансирование российских трубопроводов. Непонятно, кто будет вкладывать средства в строительство терминалов по приему газа, переработке и продаже СПГ. Тогда как газовая инфраструктура России либо уже построена, либо обладает конкретной проектной и финансовой документацией», — считает аналитик.

В этой связи, как полагают эксперты, Брюссель в ближайшее время затеет серьезную дипломатическую игру и постарается выторговать у США и России определенные преференции. От Вашингтона Европа может потребовать снижения или устранения таможенных пошлин, что принесет внушительную экономию для европейских компаний. Также страны ЕС могут добиться согласия американцев по инвестированию создания СПГ-терминалов на своей территории.

В диалоге с Москвой, скорее всего, речь пойдет о снижении цен на газ, и в этом плане Брюссель может рассчитывать на значительные скидки. «Ценообразование «голубого топлива», которое мы продаем Европе, гораздо прозрачнее и стабильнее, чем определение стоимости газа, поставляемого из США. Поэтому у России будет достаточное преимущество, которое не изменится в ближайшие пять лет минимум», — считает Нигматуллин.